Магомед Гасанов

Магомед Гасанов

Партнер, адвокат, к.ю.н.
Магомед Гасанов

Chambers Europe

Магомед очень коммуникабельный, он быстро реагирует на запросы, дает практические советы и выстраивает креативные стратегии.

Биография
Проекты
Публикации
Рейтинги и награды

Магомед Гасанов – партнер практики Разрешения споров, Реструктуризации и банкротства, а также руководитель практики Уголовное право, комплаенс и расследования в юридической фирме АЛРУД.

Основная специализация Магомеда – сопровождение комплексных судебных проектов, включающих в себя представление интересов клиентов в российских государственных судах всех инстанций (арбитражные суды и суды общей юрисдикции) и международных арбитражах по широкому спектру экономических споров, в том числе споры о защите прав на недвижимость, корпоративные споры и дела о банкротстве.

Магомед активно сопровождает ведение внутренних расследований и проверок государственных органов, имеет большой опыт консультирования клиентов по вопросам уголовно-правовой защиты бизнеса и ведения уголовных дел по экономическим преступлениям, включающий представление интересов потерпевших на всех стадиях уголовного процесса.

Магомед присоединился к компании АЛРУД в 2010 году. Клиенты говорят о нем как об очень опытном и харизматичном специалисте, который имеет хорошо структурированную методику работы над проектами и уделяет большое внимание деталям.

Магомед также имеет обширный опыт консультирования клиентов по вопросам защиты прав на недвижимость и соблюдения требований антикоррупционного законодательства.

Магомед присоединился к компании АЛРУД в 2010 году. Магомед окончил юридический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в 2007 году. С 2011 года кандидат юридических наук. Адвокат. Является членом Адвокатской палаты г. Москвы, Международной ассоциации юристов (IBA) и Американской ассоциации юристов (ABA).

Включают консультирование и представление интересов:

Крупнейшего европейского железнодорожного логистического оператора

в споре, связанном с восстановлением корпоративного контроля в российском дочернем обществе, в том числе сопровождал ведение уголовного дела в отношении бывшего руководителя клиента.

Миноритарного акционера одного из крупнейших угольных предприятий России

в сложном корпоративном споре с мажоритарным акционером, возникшим в связи с выводом активов компании, в нескольких юрисдикциях.

Одной из крупнейших российских нефтяных компаний

в комплексном споре с таможенным брокером на значительную сумму, включая представление интересов клиента в рамках производства по делу о банкротстве, ведение параллельных судебных процессов и сопровождение уголовного дела в отношении менеджмента должника на стадии доследственной проверки.

Мирового лидера в области дистанционной торговли

в комплексном споре, связанном с защитой права аренды земельного участка, предназначенного для строительства логистического комплекса, включая участие в нескольких взаимосвязанных судебных спорах и сопровождение уголовного дела.

Крупнейшей международной логистической компании крупнейшей международной логистической компании

в комплексном споре с застройщиком крупного логистического комплекса в Московской области. Успешно выработал и реализовал стратегию защиты интересов заказчика, осуществив одно из первых обращений взыскания во внесудебном порядке по исполнительной надписи нотариуса, защитив сделки в рамках дела о банкротстве застройщика и обеспечив возбуждение и ведение уголовного дела в отношении менеджмента застройщика.

Заинтересованных лиц (организатор торгов, победители торгов)

в деле об оспаривании результатов крупнейших в РФ повторных торгов по продаже права аренды лесных участков в Московской области.

Intereuropa d.d. (крупнейшая европейская логистическая компания, Словения)

в споре по признанию недействительными договоров купли-продажи земельный участков площадью 39 га.

Руководство по договорной работе в период кризиса
В условиях кризиса, связанного с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и введением эпидемиологических требований и ограничений, многие компании сталкиваются с трудностями при исполнении заключенных договоров, в том числе со срывами поставок, отменой запланированных мероприятий, а зачастую – с сокращением выручки и невозможностью исполнения денежных обязательств. В такой ситуации компании вынуждены в сжатые сроки принимать решение о судьбе заключенных договоров и искать правовые средства для обеспечения надлежащего исполнения обязательств или распределения рисков, связанных с приостановлением или прекращением договоров, исполнение которых стало затруднительно или невозможно. Настоящее руководство не имеет своей целью охватить все возможные ситуации, связанные с неисполнением коммерческих договоров в период кризиса (в том числе в период COVID-19), однако мы постарались собрать ответы на наиболее частые вопросы о договорной работе в период финансовых и иных потрясений, с которыми сталкиваются российские компании и их иностранные партнеры. Q1. Как поступить с договором, исполнение которого стало невозможным или невыгодным в условиях кризиса? В зависимости от конкретных обстоятельств договор можно прекратить в связи с невозможностью исполнения (ст. 416 и 417 ГК РФ), изменить или расторгнуть в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ), приостановить исполнение и исключить ответственность за просрочку по причинам форс-мажора (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Кроме того, обязательства можно реструктурировать путем изменения договорных условий (о цене, сроках, порядке исполнения и пр.) или прекратить (односторонним отказом, зачетом, новацией, отступным и пр.). Набор инструментов и выбор конкретного решения зависит как от условий заключенного договора, так и от фактических обстоятельств его исполнения. При этом, необходимо учитывать особенности применимого законодательства и правоприменительной практики, а также обеспечить правильное правовое оформление, чтобы исключить риск последующего судебного оспаривания. Q2. В каких случаях и каким образом можно прекратить договор в связи с невозможностью его исполнения? Наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Однако в случаях, когда исполнению обязательства препятствует физическая невозможность (то есть, предусмотренное договором обязательство объективно не может быть исполнено ни одним лицом1) или юридическая невозможность (когда обязательство физически исполнить можно, но это будет нарушением акта органа государственной власти или местного самоуправления), такое обязательство прекращается автоматически. К физической невозможности относится в частности утрата индивидуально-определенной вещи, предназначенной для передачи или использования по договору, а к юридической – введение экспортных или импортных ограничений. Важно, чтобы обстоятельство, которое привело к невозможности исполнения договора, возникло после его заключения и не зависело ни от одной из сторон. Верховный Суд РФ в «Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) №1», утвержденном Президиумом ВС РФ от 21 апреля 2020 г. («Обзор №1»), подтвердил, что распространение новой коронавирусной инфекции и принятые в связи с этим ограничительные меры могут привести к прекращению договорных обязательств в связи с полной или частичной невозможностью их исполнения на основании статей 416 и 417 ГК РФ. Чтобы прекратить договор в связи с невозможностью его исполнения, подготовьте письменное уведомление о прекращении договора с указанием обстоятельств, препятствующих исполнению договорных обязательств, и направьте такое уведомление своему контрагенту по адресу его регистрации (указан в ЕГРЮЛ или ЕГРИП) или по адресу, указанному в договоре. Q3. В каких случаях, кроме указанных в Q2, сторона вправе инициировать расторжение или изменение договора в одностороннем порядке по причинам, связанным с COVID-19? Если право на односторонний отказ от договора или изменение его условий предусмотрено законом или договором (ст. 450.1 ГК РФ), обращаться в суд не требуется. Достаточно уведомить контрагента об отказе или изменении договора, направив ему письменное уведомление в порядке, предусмотренном договором или положениями закона о направлении юридически значимых сообщений (ст. 165.1 ГК РФ). Договор будет считаться прекращенным или измененным с даты получения контрагентом такого уведомления, если иное не предусмотрено в самом уведомлении, договоре или законе. Если право на односторонний отказ от договора или изменение его условий не предусмотрено (в целом или для текущей ситуации), то можно воспользоваться следующими инструментами: (А) кредитор вправе отказаться от исполнения договора, если он утратил интерес в связи с просрочкой должника2, наступившей в том числе по причинам, связанным с COVID-19. У должника такое право отсутствует, если только оно прямо не предусмотрено договором; (Б) кредитор вправе отказаться от договора в случае предвидимого нарушения договора должником, то есть при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок3 (к примеру, если предусмотренный договором срок поставки товара, в отношении которого введены экспортные или импортные ограничения, хотя и наступит в будущем, но очевидно попадет на период действия таких ограничительных мер, что приведет к нарушению договора); (С) кроме того, договор может быть прекращен или изменен в связи с существенным изменением обстоятельств4, если заинтересованная сторона докажет5, что имеют место одновременно следующие условия: (i) при заключении договора стороны полагали, что такие изменения не произойдут; (ii) причины изменений непреодолимы; (iii) заинтересованная сторона не несет риск изменения обстоятельств, и (iv) для нее наступят негативные последствия в части такого ущерба, на который заинтересованная сторона не рассчитывала при заключении договора, если договор будет исполняться в неизменном виде. В своем Обзоре №1, Верховный суд РФ подтвердил, что обстоятельства распространения COVID-19 могут явиться основанием для требования об изменении или расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств6. Важно учитывать, что договором право сторон ссылаться на существенное изменение обстоятельств как основание для изменения или прекращения договора может быть исключено. Во всех указанных случаях стороне, инициирующей изменение или прекращение договора, следует направить контрагенту письменное уведомление или предложение об изменении или прекращении договора. В случае отказа от предложения изменить или прекратить договор (в том числе в связи с существенным изменением обстоятельств) или в случае неполучения ответа на предложение о расторжении или изменении в течение 30 дней7 с момента его направления заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с соответствующим иском8. Q4. Можно ли избежать ответственности за неисполнение или нарушение договора в условиях кризиса (в том числе из-за COVID-19)? По общему правилу сторона, осуществляющая предпринимательскую деятельность, несет ответственность за неисполнение или нарушение обязательств даже в отсутствие вины. Единственным исключением является неисполнение или нарушение договора, вызванное наступлением чрезвычайных и непредвидимых обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает (форс-мажор)9. На сегодняшний день в судебной практике сформирован подход, согласно которому нарушение обязанностей со стороны контрагентов, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие денежных средств10, финансовый кризис, противоправные действия третьих лиц11, девальвация национальной валюты и изменение валютного курса12, банкротство контрагента должника13 или отзыв лицензии14 не считаются обстоятельствами непреодолимой силы. Таким образом, если неисполнение или нарушение договора связано с одним из указанных обстоятельств, возможно следует обратиться к другим инструментам, к примеру, ссылаться на объективную невозможность исполнения договора (см. Q2), существенное изменение обстоятельств (см. Q3) или инициировать переговоры об изменении условий заключенного договора на период кризиса (в том числе на период действия обстоятельств, связанных с COVID-19). Признание обстоятельств, связанных с COVID-19, форс-мажором зависит от условий самого договора, а также от конкретных обстоятельств его исполнения. Так, Верховных суд РФ разъяснил, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация. Существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.)15. Важно отметить позицию Верховного суда РФ, предусмотренную в Обзоре № 1, в соответствии с которой в отдельных случаях, связанных с COVID-19, отсутствие необходимых денежных средств также может быть признано обстоятельством непреодолимой силы (несмотря на то, что такое обстоятельство традиционно не признается форс-мажором в судебной практике). О том, как правильно уведомить контрагента о наступлении обстоятельств непреодолимой силы и какие доказательства следует представить см. Q5 и Q6. Переговоры по изменению или прекращению договора следует протоколировать, а все изменения условий сотрудничества фиксировать в виде дополнительных соглашений или приложений к действующему договору. Если на текущую дату порядок дальнейшего исполнения договора определить невозможно, в дополнительном соглашении укажите, что стороны не несут ответственность за неисполнение обязательств в период кризиса (в частности в период COVID-19), а также обязанность сторон по прошествии оговоренного периода времени провести переговоры для определения судьбы договора и согласуйте ответственность за уклонение от исполнения такой обязанности. Q5. Как правильно уведомить контрагента о наступлении обстоятельства непреодолимой силы? Срок и порядок уведомления о форс-мажоре может быть указан в договоре. Если процедура согласована, следует ее соблюдать. В противном случае оговорка о форс-мажоре может быть неприменима16. Если процедура уведомления не согласована, следует направить контрагенту письменное уведомление о наступлении форс-мажора как можно раньше, чтобы избежать требований о возмещении убытков17. Если в договоре не указаны адреса сторон для направления юридически значимых сообщений, уведомление следует направить по адресу регистрации контрагента, указанному в ЕГРЮЛ или ЕГРИП18. Уведомление будет считаться полученным с даты доставки, если стороны не предусмотрели иные правила в договоре19. К уведомлению следует приложить доказательства наступления форс-мажора (см. Q6). Q6. Как доказать причинно-следственную связь между наступлением обстоятельства непреодолимой силы и неисполнением обязательства? Стороны могут согласовать в договоре перечень доказательств непреодолимой силы, которые будут являться надлежащими, к примеру, указать сертификат или свидетельство о форс-мажоре, выданное Торгово-промышленной палатой Российской Федерации («ТПП РФ»). Следует иметь в виду, что ТПП РФ выдает сертификаты только в отношении обстоятельств непреодолимой силы, которые имеют место на территории России и возникли в рамках исполнения внешнеторгового контракта. За подтверждением обстоятельств форс-мажора, наступивших на территории других государств, следует обращаться в компетентный орган такого государства. Не следует ссылаться на сертификат или свидетельство ТПП РФ в случае, если договор не является внешнеторговым, в этом случае в качестве доказательства укажите заключение о наступлении обстоятельств форс-мажора, выданное торгово-промышленными палатами субъектов Российской Федерации20. Во избежание споров по новым договорам, в оговорке о форс-мажоре укажите, что документ, подтверждающий наступление обстоятельств непреодолимой силы, должен быть выдан ТПП РФ (в случае внутренних договоров – ТПП субъекта РФ) или иным компетентным органом. Q7. Как следует рассчитывать сроки исполнения обязательств в условиях «нерабочих дней», введенных в России? Срок исполнения договорного обязательства рассчитывается в календарных днях, если расчет в рабочих днях прямо не предусмотрен законом или договором. Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день21. Поскольку Указами Президента Российской Федерации22 дни с 30 марта по 11 мая 2020 г. объявлены «нерабочими», возникает вопрос об исполнении обязательства, срок исполнения которого приходится на период таких «нерабочих дней». Согласно Обзору №1 и «Обзору по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) №2», утвержденному Президиумом Верховного суда РФ от 30.04.2020 г. («Обзор №2»), «нерабочие дни» относятся к числу мер, установленных в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, направленных на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), и не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ23. По смыслу Обзоров иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом, что не соответствует целям названных Указов Президента Российской Федерации. В связи с этим, если отсутствуют основания для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (статья 401 ГК РФ), установление нерабочих дней в период с 30 марта по 11 мая 2020 г. не является основанием для переноса срока исполнения обязательства исходя из положений ст. 193 ГК РФ. Такое же правило применимо и к государственным и муниципальным контрактам, для которых с 4 апреля по 11 мая 2020 г. включительно сроки, установленные законом24 и подзаконными актами в рабочих днях, исчисляются в календарных (без учета субботы и воскресенья). Если последний день срока приходится на «нерабочий день», днем окончания срока является этот нерабочий день, а если он выпадает на субботу или воскресенье – следующий понедельник25. Q8. Что следует включить в оговорку о форс-мажоре для договоров, заключаемых в период COVID-19 и после него? В договоре следует определить, какие обстоятельства относятся к форс мажорным, предусмотреть порядок, форму и срок уведомления о наступлении обстоятельства непреодолимой силы, а также согласовать перечень доказательств форс-мажора. Если стороны заинтересованы в сохранении обязательства на период кризиса, рекомендуем включить оговорку о том, что наступление обстоятельства непреодолимой силы не прекращает договор (ни полностью, ни в части). Разумно договориться о том, что по истечении оговоренного сторонами срока (к примеру, 2 – 3 месяцев) действия обстоятельств непреодолимой силы каждая из сторон или одна из сторон вправе в одностороннем внесудебном порядке отказаться от дальнейшего исполнения договора. Q9. Следует ли прямо указывать COVID-19 в качестве обстоятельства непреодолимой силы в договорах, заключаемых до снятия ограничительных мер? К обстоятельствам непреодолимой силы могут относиться только обстоятельства, которые одновременно являются чрезвычайными и непредотвратимыми. То есть, это исключительные обстоятельства, наступление которых не является обычным в конкретных условиях, и наступление которых (или их последствий) не мог бы избежать любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность26. Следует иметь в виду, что даже если стороны назвали какое-либо обстоятельство форс-мажором в договоре, автоматически это не означает, что оно будет признано таковым при разрешении судом возникшего спора. Кроме того, в случае заключения договора в период COVID-19 суд может прийти к выводу, что коронавирус не является обстоятельством непреодолимой силы, поскольку отсутствует такой признак как «чрезвычайность» по аналогии со спорами, возникшими из договоров, заключенных в период введения международных санкций27. В связи с этим, на наш взгляд эффективнее распределить риски введения новых ограничительных мер из-за COVID-19 через договорные институты возмещения потерь, отказа от права и отказа от договора (см. Q10). Q10. Какие условия можно предусмотреть в договоре, заключаемом в период COVID-19? Гражданское законодательство Российской Федерации позволяет сторонам заранее договориться о возмещении имущественных потерь, связанных с наступлением определенных договором обстоятельств, которые не связаны с нарушением сторонами своих обязательств28, в том числе в случае принятия новых ограничительных мер из-за COVID-19. Чтобы условие о возмещении потерь было действительным и исполнимым, нужно указать размер возмещаемых потерь (фиксированную сумму или формулу для расчета), а также круг обстоятельств, наступление которых позволяет стороне требовать такое возмещение. Помимо условия о возмещении потерь, рекомендуем включить оговорку о праве сторон (или одной из сторон) на односторонний отказ от договора (полностью или в части, затронутой ограничительными мерами) в случае наступления определенных обстоятельств (к примеру, на случай введения новых ограничительных мер, в случае отсутствия на рынке необходимых товаров или в случае банкротства другой стороны). Помимо прочего, в долгосрочных контрактах следует внимательнее относится к условиям о формировании цены, в частности, включить условия о пересмотре цены при наступлении оговоренных обстоятельств. При этом, простой формулировки условия договора о том, что «цена может быть изменена», скорее всего будет недостаточно. Тщательно продумывать стоит и валютные оговорки, которые должны отвечать интересам стороны в случае девальвации национальной валюты или иных финансовых потрясений. К примеру, в договоре можно указать фиксированный курс валюты или включить формулу для расчета цены при изменении курсов валют). В условиях кризиса, связанного с распространением COVID-19, еще более актуальным стало заключение, изменение или прекращение договора с использованием электронных или иных технических средств (статьи 160 и 434 ГК РФ). Для того, чтобы придать юридическую силу договору, заключенному в частности путем обмена электронными письмами или с использованием платформ для формирования и проверки электронной подписи (DocuSign и пр.), сторонам следует заключить соглашение об электронном взаимодействии. 1 П. 21 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2017)», утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017. 2 П. 2 ст. 405 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - «ГК РФ»), п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – «ПП ВС РФ № 7»). 3 П. 2 ст. 328 ГК РФ. 4 Ст. 451 ГК РФ. 5 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 октября 2008 года № 5934/08; Определение Верховного Суда РФ от 16 августа 2016 года № 57-КГ16-7. 6 Вопрос 8 Обзора № 1. 7 П. 2 ст. 452 ГК РФ. 8 Обращаем внимание, что в связи с существенным изменением обстоятельств (см. раздел (С)) договор, по общему правилу, расторгается по решению суда. Договор в случае существенного изменения обстоятельств может быть изменен по решению суда в исключительных случаях, указанных в пункте 4 статьи 451 ГК РФ. 9 П. 3 ст. 401 ГК РФ. 10 П. 3 ст. 401 ГК РФ. 11 Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 9 июня 1998 года № 6168/97. 12 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 3 августа 2017 года № Ф05-9562/2017 по делу № А40-129109/2016. 13 Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2005 года № 49-В05-19. 14 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 марта 2016 года № Ф05-2728/2016. 15 Вопрос 7 Обзора № 1. 16 См. к примеру, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 февраля 2017 года № Ф07-11803/2016 по делу № А05-551/2016 (Определением Верховного Суда РФ от 18 апреля 2017 года № 307-ЭС17-4115 отказано в передаче дела № А05-551/2016 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления), Постановление Арбитражного суда Московского округа от 2 сентября 2019 года по делу № А41-90677/2018, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 8 июня 2018 года № Ф06-33131/2018 по делу № А65-20171/2017. 17 П. 10 ПП ВС РФ № 7. 18 П. 3 ст. 54 ГК РФ, п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». 19 П. 1 ст. 165.1 ГК РФ. 20 Протокол Правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики от 20 марта 2020 года № 3. 21 Ст. 190 ГК РФ, ст. 193 ГК РФ. 22 Указ Президента РФ от 2 апреля 2020 года № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», Указ Президента РФ от 28 апреля 2020 года № 294 «О продлении действия мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)». 23 Упомянутые в ГК РФ выходные и нерабочие дни следует определять в соответствии со ст. 111 и 112 Трудового кодекса Российской Федерации. 24 Федеральный закон от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». 25 Постановление Правительства РФ от 3 апреля 2020 № 443 «Об особенностях осуществления закупки в период принятия мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции». 26 П. 3 ст. 401 ГК РФ, п. 8 ПП ВС РФ № 7, Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 21 июня 2012 года № 3352/12. 27 П. 8 ПП ВС РФ № 7. 28 Ст. 406.1 ГК РФ. Надеемся, предоставленная информация окажется для вас полезной. Если вы или кто-то из ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Коммерческое право, Разрешение споров Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
13 мая 2020
Как подготовиться к судебным спорам по договорам аренды?
Распространение новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в России повлекло закрытие либо падение выручки значительного числа предприятий, что неизбежно вызвало необходимость изменения условий заключенных договоров аренды недвижимости. При этом арендодатели, предоставившие данные объекты в аренду, не были освобождены от обязательств, связанных с недвижимым имуществом, в том числе расходов на его содержание, что в ряде случаев послужило основанием для отказа с их стороны в снижении или отсрочке уплаты арендной платы. Принятие Федерального закона № 98-ФЗ от 1 апреля 2020 года и Постановления Правительства № 439 от 3 апреля 2020 года «Об установлении требований к условиям и срокам отсрочки уплаты арендной платы по договорам аренды недвижимого имущества» определило порядок отсрочки арендной платы в период кризиса, однако, к сожалению, не позволило в полной мере разрешить проблемы в отношениях между арендодателем и арендатором, которые в дальнейшем могут перерасти в судебные споры. Самым принципиальным вопросом для арендаторов все же является снижение ставки аренды, в то время как законодатель фактически оставил данный вопрос на усмотрение сторон. Учитывая вышеизложенное, мы предлагаем вам заблаговременно осуществить действия, направленные на урегулирование конфликтов на досудебной стадии, либо на повышение шансов на итоговый успех, если спор все-таки перейдет в суд. Этап 1. Переговоры с арендодателем. В рамках данного этапа мы могли бы рекомендовать инициировать переговоры с арендодателем, обратившись к нему с просьбой о предоставлении отсрочки платежей / изменении / расторжении договора аренды в связи с введенными ограничительными мерами. В ходе переговоров необходимо указать причины, по которым арендатор полагает необходимым снизить арендную плату / изменить условия договора аренды (снижение / отсутствие выручки арендатора ввиду пандемии), сослаться на конкретные факты, которые это подтверждают (например, закрытие магазина, отсутствие продаж вследствие введения режима самоизоляции), и предложить свои условия по срокам и порядку оплаты денежных средств. При этом надо учитывать, что на период переговоров с арендодателем и до разрешения спора по существу в целях исключения рисков начисления санкций и расторжения договора мы рекомендуем вносить арендную плату (при возможности) с указанием в сопроводительном письме, что арендатор не согласен с ее размером, а арендная плата вносится для исключения соответствующих рисков и будет взыскана с арендодателя в судебном порядке или зачтена в счет будущих периодов аренды. Важно вести переписку с учетом требований договора аренды (в части формы, адресов направления бумажных и электронных документов и т.д.), оформлять результаты переговоров соответствующими протоколами и в целом стремиться к документальному закреплению всех предпринятых усилий. Этап 2. Сбор доказательств. В случае отказа арендодателя изменить условия аренды / предоставить отсрочку платежей, арендатору необходимо собрать доказательства для обоснования правомерности своих требований. В частности, такими доказательствами могут быть: протокол нотариального осмотра интернет-сайта магазина / торгового или офисного центра, в котором было бы зафиксировано изменение графика работы / приостановление деятельности / сокращение объема предоставляемых услуг; протокол нотариального осмотра помещения, в котором отражается закрытие доступа к помещению, либо его низкая проходимость со стороны покупателей; видеосъемка с камер наблюдения, свидетельствующая о низкой проходимости со стороны покупателей; финансовая отчетность, отражающая низкий оборот денежных средств; сравнительный анализ движения денежных средств до и после введения ограничений; журналы учета посетителей здания; данные счетчиков коммунальных услуг, свидетельствующие о низких показателях потребления; документы от надзорных и контрольных органов в случае, если во время ограничения деятельности проводились проверки со стороны государственных органов. Кроме того, в случае заявления о наступлении обстоятельств непреодолимой силы, можно также обратиться в Торгово-промышленную палату Российской Федерации и ее территориальные органы за выдачей сертификата или заключения о форс-мажоре (что в настоящее время возможно и в отношении договоров аренды, заключенных между российскими компаниями). Этап 3. Подготовка и предъявление требований к арендодателю. После того, как арендатор собрал все или часть доказательств, арендатору следует подготовить официальную претензию к арендодателю с требованием отсрочить уплату арендных платежей, снизить ее размер, изменить условия договора аренды с подробным обоснованием предъявляемых требований и приложением доказательств. Основанием для таких требований может быть невозможность пользоваться арендованным помещением, изменение условий его использования, существенное изменение иных обстоятельств, которые стороны не предвидели при заключении договора аренды. В претензии мы рекомендуем указывать следующие обстоятельства: Обосновать причины, по которым деятельность компании прекратилась или сократилась (ограничения деятельности, прямо установленные нормативными правовыми актами, снижение проходимости помещения и т.д.). Обосновать размер предлагаемого снижения или сроки отсрочки арендной платы.При этом следует отдельно указать, на какие платежи распространяется отсрочка или снижение, а на какие – нет. Одной из распространенных альтернатив является установление арендной платы в размере процента от выручки арендатора либо платы, которая была бы установлена, если бы помещение сдавалось в аренду в текущих условиях. Сослаться и приложить вышеуказанные доказательства приостановки деятельности арендатора (изменения режима работы). При этом необходимо учитывать, что Постановление Правительства РФ № 439 и ст. 19 Федерального закона № 98-ФЗ предусматривают обязательное предоставление отсрочек по арендным платежам для арендаторов, наиболее пострадавших в результате распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), путем заключения дополнительного соглашения. Условия и порядок предоставления отсрочки подробно были описаны в нашем информационном письме, которое можно также найти здесь. В связи с этим, мы рекомендуем лицам, имеющим право на такую отсрочку, в качестве вышеупомянутой претензии направить предложение о заключении дополнительного соглашения с приложением проекта такого соглашения. В случае отказа арендодателя от заключения дополнительного соглашения арендатор может обратиться в суд. Важно оформить итоговое требование с учетом требований, предъявляемых к досудебной претензии, чтобы в дальнейшем можно было сразу обращаться в суд. Этап 4. Подача иска и подготовка к возможным возражениям арендодателя. Если переговоры с арендодателем не увенчались успехом, арендатор может подать в суд иск о принудительном изменении договора / обязании заключить дополнительное соглашение к договору. В рамках данного процесса арендатор может также взыскать с арендодателя уже внесенную арендную плату за период, в который он не мог пользоваться помещением. При этом для данной категории споров является обязательным досудебный порядок, в связи с чем необходимо представить в суд претензионную переписку сторон, а также собранные арендатором доказательства, примеры которых перечислены выше. Необходимо учитывать, что арендодатели могут также выдвигать, как минимум, следующие возражения против изменения условий договора / снижения арендной платы: Отсутствие у арендодателя безусловной обязанности по снижению арендной платы, в связи с отсутствием прямого требования закона. Отсутствие четкого правового механизма в отношении порядка и размера снижения арендной платы предоставляет арендодателю значительную дискрецию по размеру такого снижения; Арендодатель может выдвигать возражения против отсрочки / снижения размера коммунальных платежей и расходов по содержанию имущества, которые не изменились в связи с пандемией; Возможность использования помещения и перепрофилирования бизнеса арендатора, неснижение размера выручки арендатора ввиду осуществления онлайн-продаж; Отсутствие оснований для признания финансовых трудностей арендатора форс-мажором / существенным изменением обстоятельств, в том числе, в связи с невключением арендатора в список компаний, наиболее пострадавших от пандемии; В случае просрочки уплаты арендной платы арендодатель может воспользоваться механизмами, предусмотренными договором и законом (односторонний отказ от договора, начисление штрафных санкций и т.д.). Обращаем Ваше внимание, что в настоящий момент деятельность судов в России существенно ограничена, как минимум, до 30 апреля 2020 года, рассматриваются только дела безотлагательного характера (к которым споры из договоров аренды не относятся). Вместе с тем, указанное не исключает возможности сбора доказательств, подготовки и подачи исковых заявлений. Более того, нерабочие дни в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. включаются в процессуальные сроки и не являются основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков, а также срока исполнения обязательства исходя из положений ст. 193 ГК РФ. Надеемся, предоставленная информация окажется для вас полезной. Если вы или кто-то из ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Недвижимость, Разрешение споров Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
28 апреля 2020
Обзор судебной практики, связанной с распространением коронавируса
21 апреля 2020 года Президиум Верховного Суда РФ принял Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1. В настоящем Информационном письме представляем вам основные положения данного Обзора, а также наши Рекомендации. I. Вопросы процессуального законодательства 1.1. Правовая квалификация нерабочих дней в период с 30 марта 2020 года по 30 апреля 2020 года. В первую очередь надо отметить, что установленные в период с 30 марта по 30 апреля нерабочие дни (далее – «Нерабочие дни»), не являются нерабочими по смыслу Трудового кодекса РФ (таковыми являются выходные и нерабочие праздничные дни), в связи с чем выпадение последнего дня: срока исполнения обязательства, срока исковой давности или процессуального срока на данный период не является основанием для их переноса на ближайший рабочий день, и в случае несовершения необходимого действия влечет за собой пропуск установленного срока. 1.2. Ход судебного разбирательства во время нерабочих дней. С учетом мер, введенных на территории конкретного субъекта РФ, суд по своему усмотрению вправе принять одно из следующих решений: (A) Отложение судебного разбирательства При этом если судебное заседание до этого было отложено на один из Нерабочих дней, то днем окончания срока отложения будет считаться первый следующий за ними рабочий день. Соответственно, суд назначит новую дату судебного разбирательства в первый рабочий день после окончания «карантина». (B) Приостановление судебного разбирательства Если лица, участвующие в деле, не могут присутствовать в судебном заседании в связи с введением ограничительных мер. (C) Рассмотрение дела: если все лица, участвующие в деле, заявили ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие, если их присутствие является необязательным; по делам приказного и упрощенного производства; на основании обоснованного ходатайства лица, участвующего в административном деле любой категории; по вопросам и делам, не требующим проведения судебного заседания (например, принятие обеспечительных мер, исправление опечаток и т. д.). 1.3. Восстановление пропущенных процессуальных сроков. Несмотря на то, что Нерабочие дни не являются основанием для переноса окончания процессуальных сроков, тем не менее, введенные ограничительные меры по противодействию распространения новой коронавирусной инфекции могут быть основанием для их восстановления. II. Вопросы гражданского законодательства 2.1. Порядок исчисления сроков исковой давности. Принятые органами государственной власти и местного самоуправления меры, направленные на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), если они препятствовали предъявлению иска, могут быть признаны основанием для приостановления сроков исковой давности, при условии, что названные обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока исковой давности. Невозможность для граждан в условиях принимаемых ограничительных мер обратиться в суд с иском может рассматриваться в качестве уважительной причины пропуска срока исковой давности и основания для его восстановления на основании статьи 205 ГК РФ. Мы обращаем ваше внимание на то, что существует высокий риск непризнания ограничительных мер уважительными причинами пропуска срока исковой давности, в связи с чем рекомендуем соблюдать сроки, использовать средства электронной подачи документов, а также средства почтовой связи. 2.2. Квалификация сложившихся обстоятельств в качестве обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) (п. 3 ст. 401 ГК РФ) либо в качестве оснований для прекращения обязательств (ст. ст. 416, 417 ГК РФ). Распространение новой коронавирусной инфекции и принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения могут быть квалифицированы в качестве обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ). В качестве обстоятельств непреодолимой силы может быть признано, в том числе, отсутствие у должника необходимых денежных средств, если их отсутствие вызвано установленными ограничительными мерами (запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п.). При рассмотрении вопроса об освобождении от ответственности вследствие обстоятельств непреодолимой силы могут приниматься во внимание соответствующие документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями (например, торгово-промышленными палатами субъектов РФ). При этом, если указанные выше обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон обязательства и (или) принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании статей 416 и 417 ГК РФ (например, запрет на ввоз или вывоз определенного товара). 2.3. Основания для изменения и расторжения договоров Верховный Суд РФ также подтвердил, что распространение новой коронавирусной инфекции и принимаемые ограничительные меры могут являться основанием для изменения и расторжения договоров на основании статьи 451 ГК РФ, если при предвидении данных обстоятельств договор не был бы заключён или был бы заключён на значительно отличающихся условиях. Кроме того, основания для изменения договора могут быть предусмотрены в законодательстве об отдельных типах и видах договоров, например, обязанность арендодателя заключить дополнительное соглашение об отсрочке арендных платежей (ст. 19 Федерального закона от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ). III. Вопросы законодательства о банкротстве 3.1. Возможность подачи заявления о признании должника, на которого распространяется мораторий, банкротом. Верховный Суд РФ указал, что в период действия моратория для возврата заявления кредитора о признании должника банкротом достаточным основанием будет включение должника в перечень лиц, на которых распространяется мораторий. Обстоятельства возникновения задолженности должника перед кредиторами (в том числе причины, по которым она возникла, связь с основанием для введения моратория), а также период ее возникновения правового значения не имеют. 3.2. Возможность выдачи исполнительных листов в отношении должника, на которого распространяется мораторий. В Обзоре указано, что положения пункта 3 статьи 91 Закона о банкротстве не исключают возможность рассмотрения в период действия моратория исков к должникам, на которых он распространяется, выдачи исполнительных листов и совершение действий по ограничению распоряжением имуществом должника, предусмотренных законодательством об исполнительном производстве. 3.3. Восстановление процессуальных сроков, пропущенных в связи с введением моратория. Восстановление сроков на предъявление кредиторами требований по делу о банкротстве и (или) признание соблюденными сроков на совершение иных действий по делу о банкротстве производится с учетом фактических обстоятельств каждого конкретного дела. IV. Вопросы уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях 4.1. Уголовное законодательство. Коронавирус признан обстоятельством, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан, за публичное распространение заведомо ложной информации о котором предусмотрена административная ответственность по ст. 13.15 КоАП РФ и уголовная ответственность по ст. 207.1 УК РФ. Критерием разграничения данных составов является реальная общественная опасность и причинение вреда отношениям в сфере обеспечения общественной безопасности. Ответственность за деяния, предусмотренные ст. 207.1 УК РФ, может наступать только, если оно совершено после 01 апреля 2020 г. 4.2. Законодательство об административных правонарушениях. В случае неисполнения мер, введенных в рамках режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, граждане, должностные лица, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к административной ответственности по части 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения». При этом, в случае нарушения режима самоизоляции гражданами, прибывшими из иностранных государств или имеющими подозрение на наличие заразного вируса, уклоняющимися от соблюдения режима самоизоляции, административная ответственность наступает по ч.2 ст. 6.3 КоАП РФ «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения», предусматривающим более строгую административную ответственность, в том числе административное приостановление деятельности. V. Рекомендации по дальнейшим действиям Рекомендация № 1. Подавать имеющие юридическое значение документы, как если бы Нерабочие дни были бы обыкновенными рабочими днями. В случае, если последний день срока для подачи документов уже пропущен из-за объявления Нерабочих дней - заявлять ходатайство о восстановлении пропущенного срока, мотивировав такое ходатайство в том числе правовой неопределенностью и отсутствием разъяснений вышестоящей инстанции. Рекомендация № 2. В случае наличия риска пропуска срока исковой давности, срока исполнения обязательства или процессуального срока: (A) собирать максимальное количество доказательств непредвиденности и чрезвычайности обстоятельств применительно к конкретному обязательству; (B) своевременно информировать контрагентов о невозможности исполнения обязательства и уже на данном этапе безотлагательно инициировать переговорный процесс; (C) в любых документах, направляемых контрагентам или в суды в связи с пропуском любых сроков, – подробно обосновывать негативное влияние ограничительных мер на исполнение обязательств, неполный перечень которых может быть следующим: распространение нормативных правовых актов об особом режиме работы на организацию или ее контрагентов; нахождение физических лиц, от которых зависело исполнение обязательства, под особым ограничительным режимом; какие именно ограничительные меры и в какой степени помешали соблюдению срока; какие меры предпринимались для соблюдения срока и минимизации потерь контрагента. Рекомендация № 3. Заблаговременно собрать доказательства наступления обстоятельств непреодолимой силы (в частности, обратиться в Торгово-промышленную палату Российской Федерации и ее территориальные органы за выдачей сертификата или заключения о форс-мажоре по внутреннему договору), а также получить письменный отказ контрагента от предложения приостановить действие, изменить или прекратить договор в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы. Рекомендация № 4. Осуществлять подготовительные действия для взыскания задолженности и инициирования банкротства после отмены моратория, в частности, соблюдать претензионный порядок, обращаться в суд для взыскания задолженности (мораторий это прямо не запрещает), получать обеспечительные меры / инициировать наложение арестов на активы, готовиться к публикации о намерении обратиться с заявлением о банкротстве, и т.д. Рекомендация № 5. Тщательно соблюдать меры, введенные в рамках режима повышенной готовности во избежание административной и уголовной ответственности. Надеемся, предоставленная информация окажется для вас полезной. Если вы или кто-то из ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практика: Разрешение споров Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
24 апреля 2020
Ужесточение ответственности за нарушение мер по предупреждению распространения коронавируса (COVID-19)
В связи с активным распространением коронавирусной инфекции COVID-2019 органами государственной власти России как на федеральном, так и на региональном уровнях предпринимаются существенные меры по обеспечению самоизоляции граждан. В числе таких мер – ужесточение ответственности за нарушение мероприятий по предупреждению распространения коронавирусной инфекции, для чего уже был предпринят ряд законодательных шагов. 1. Принят закон об ужесточении уголовной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил. 01 апреля 2020 г. был принят Федеральный закон № 100-ФЗ, которым предусмотрены следующие изменения. Во-первых, уголовную ответственность по ч. 1 ст. 236 Уголовного кодекса РФ теперь будет влечь нарушение санитарно-эпидемиологических правил, не только повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей, но и создавшее угрозу наступления таких последствий. Иными словами, для привлечения к уголовной ответственности по данной статье теперь не требуется непосредственно возникновения массового заболевания или отравления, а достаточно лишь угрозы их наступления, что, на наш взгляд, призвано облегчить привлечение к уголовной ответственности по указанной статье (которая ранее применялась не очень часто в связи со сложностью доказывания возникновения массового заболевания в результате нарушения санитарных правил конкретным лицом). Во-вторых, был увеличен размер штрафа, который может быть назначен в качестве наказания за указанное нарушение (ранее максимальный размер штрафа составлял 80 тыс. рублей, в соответствии с новой редакцией размер штрафа составляет от 500 тыс. до 700 тыс. рублей), а также введена такая мера ответственности как лишение свободы на срок до 2-х лет. Кроме того, был введен штраф до 2-х миллионов рублей за данное нарушение, если оно повлекло смерть человека (ч. 2 ст. 236 Уголовного кодекса РФ), а также закреплен его новый квалифицирующий признак – смерть двух и более лиц – с возможностью лишения свободы на срок от 5 до 7 лет (ч. 3 ст. 236 Уголовного кодекса РФ). Помимо этого, законом введена уголовная ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения под видом достоверных сообщений / публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации (ст.ст. 2071, 2072 Уголовного кодекса РФ), что позволит привлекать к ответственности за распространение ложной информации о новой коронавирусной инфекции. 2. Принят закон о введении административной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических норм в условиях распространения опасного заболевания (ч. 2, 3 ст. 6.3 КоАП РФ). 01 апреля 2020 г. также был принят Федеральный закон № 99-ФЗ о внесении ряда изменений в КоАП РФ. Так, ранее ст. 6.3 КоАП РФ предусматривала привлечение к административной ответственности за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. В соответствии с новыми изменениями вводятся новые квалифицирующие признаки данного нарушения – совершение его в период режима ЧС, при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих или в период действия ограничительных мер (карантина) либо невыполнение предписаний органа, осуществляющего санитарно-эпидемиологический надзор (ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ). Такое нарушение влечет наложение штрафа (для юридических лиц – до 500 тыс. рублей) или приостановление деятельности на срок до 90 суток. При этом, если такое нарушение повлекло причинение вреда здоровью человека или смерть (без признаков преступления), то размер штрафа будет увеличен (для юридического лица – до 1 миллиона рублей). На наш взгляд, к ответственности по данной статье могут быть привлечены, в том числе, работодатели и их должностные лица, не обеспечившие соблюдение мер, принятых в связи с коронавирусной инфекцией. Нарушением может являться несоблюдение ограничительных мероприятий (карантина), вводимых в соответствии с Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Учитывая, что Главным государственным санитарным врачом России было принято постановление, предусматривавшее введение режима самоизоляции для лиц, прибывающих из стран с неблагоприятной обстановкой, то под действие данной статьи может подпадать и нарушение нормативных актов органов государственной власти субъектов в части несоблюдения режима самоизоляции / необеспечения работникам возможности соблюдения такого режима. Кроме того, в соответствии с указанным законом также была введена в действие ст. 20.61 КоАП РФ, предусматривающая ответственность за невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности или в зоне чрезвычайной ситуации. Такое правонарушение будет наказываться штрафом (для юридических лиц - до 300 тыс. рублей), а при причинении вреда здоровью человеку или имуществу или повторном невыполнении правил поведения – штрафом (для юридических лиц - до 1 миллиона рублей) или приостановлением деятельности на срок до 90 суток. В текущих обстоятельствах указанная норма (при отсутствии признаков нарушения, указанных в ст. 6.3 КоАП РФ) также может активно использоваться для привлечения к ответственности граждан и юридических лиц, в том числе – работодателей и их должностных лиц. При этом отличие данной нормы от ст. 6.3 КоАП РФ заключается в том, что устанавливается ответственность за нарушение именно правил режима повышенной готовности, а не санитарно-эпидемиологических норм. В частности, основанием для привлечения к ответственности по ст. 20.61 КоАП РФ может являться нарушение Указов Мэра Москвы (от 5 марта 2020 г. № 12-УМ, от 29 марта 2020 года № 34-УМ и др.) и иных аналогичных актов субъектов РФ, которыми был введен именно режим повышенной готовности. Данным законом также были введены ч. 101, 102 ст. 13.15 КоАП РФ, предусматривающие административную ответственность за распространение заведомо недостоверной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения под видом достоверных сообщений / распространение заведомо ложной общественно значимой информации (повлекшее смерть человека, нарушение общественного порядка и т.д.), что также позволит привлекать к ответственности за распространение ложной информации о новой коронавирусной инфекции. 3.Московская городская дума приняла закон о введении административной ответственности за нарушение режима повышенной готовности. Также 01 апреля 2020 г. Московская городская дума приняла закон, предполагающий внесение в Кодекс города Москвы об административных правонарушениях ст. 3.18.1, в соответствии с которой нарушение требований нормативных актов города Москвы, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности, будет влечь наступление административной ответственности. Указанный закон, по сути, предусматривает специальную административную ответственность, которая может применяться в случае, если действия (бездействие) нарушителя не содержат уголовно наказуемого деяния или не влекут административной ответственности в соответствии с КоАП РФ. При этом данный закон предусматривает возможность задержания транспортного средства, если нарушение режима самоизоляции производится с использованием транспортного средства. Учитывая, что в настоящий момент ситуация, связанная с распространением новой коронавирусной инфекции, развивается стремительно и непредсказуемо, а государство нацелено сдержать распространение инфекции, мы полагаем, что контроль за соблюдением мер может существенно ужесточиться по примеру других стран, что включает, в том числе, активное привлечение нарушителей к административной и даже уголовной ответственности. Надеемся, предоставленная информация окажется для вас полезной. Если вы или кто-то из ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Разрешение споров, Уголовное право, комплаенс и расследования Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
02 апреля 2020
Территориальные торгово-промышленные палаты начали выдачу заключений об обстоятельствах непреодолимой силы по внутренним сделкам в связи с распространением коронавируса (COVID-19)
Пандемия коронавируса (COVID-2019)1, затронувшая на сегодняшний день более 150 стран и терри-торий по всему миру, уже оказала и продолжает оказывать существенное влияние на мировую эко-номику. В таких условиях российский бизнес неизбежно сталкивается с проблемой неисполнения как внешне-торговых, так и внутренних контрактов. Это вызывает практический вопрос о возможности освобож-дения от ответственности за неисполнение договорных обязательств, если надлежащее исполнение договора невозможно вследствие эпидемии коронавируса и введенных в связи с ней ограничений хо-зяйственной деятельности. В такой ситуации особо актуальным становится вопрос сбора доказательств наличия обстоятельств форс-мажора, препятствующих исполнению конкретных обязательств по договору. Одним из ключевых доказательств наличия форс-мажора, которое, как правило, принимается суда-ми2, является сертификат о форс-мажоре – официальный документ, выдаваемый Торгово-промышленной Российской Федерации (ТПП РФ) и свидетельствующий обстоятельства непреодоли-мой силы (форс-мажор), наступившие на территории Российской Федерации. Сертификат о форс-мажоре подтверждает наступление обстоятельств непреодолимой силы, препятствующих исполнению сделок и являющихся основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязатель-ства. В соответствии с Положением ТПП РФ3 сертификат о форс-мажоре выдается ТПП РФ только по внешнеторговым сделкам, т.е. сделкам, заключенным между российскими и иностранными лицами в области внешней торговли товарами, работами, услугами и интеллектуальной собственностью4. Однако 20 марта 2020 г. Распоряжением Президента ТПП РФ и Протоколом Правительственной ко-миссии по повышению устойчивости развития российской экономики от 20 марта 2020 г. № 3 терри-ториальные палаты субъектов Российской Федерации уполномочены, начиная с 23 марта 2020 г., оформлять заключения об обстоятельствах непреодолимой силы по договорам, заключаемым между российскими субъектами предпринимательской деятельности5. Несмотря на то, что в настоящий момент отсутствует определенность относительно правовой приро-ды такого заключения (поскольку сертификат о форс-мажоре как таковой выдается именно ТПП РФ по внешнеторговым сделкам), мы полагаем, что заключение об обстоятельствах непреодолимой силы, предусмотренное Протоколом № 3 от 20 марта 2020 г., фактически будет являться сертификатом о форс-мажоре по внутренним сделкам. По имеющейся информации при подаче заявления на получение заключения об обстоятельствах непреодолимой силы по внутренним сделкам необходимо будет представлять такие же документы, как при подаче заявления на выдачу сертификата о форс-мажоре. По нашему опыту, в таком случае очень важно обосновать наличие причинно-следственной связи между обстоятельством непреодолимой силы и невозможностью исполнения обязательств по кон-кретному договору, при этом очень важное значение будет иметь последовательное взаимодействие с Торгово-промышленной палатой для избежания отказа. 1 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила, что распространение нового коронавируса (COVID-19) достигло стадии пандемии. 2 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 января 2020 г. № Ф05-18881/2019 по делу № А40-298653/2018; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05 февраля 2019 г. № Ф03-6256/2018 по делу № А51-25621/2017; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 июня 2019 г. № Ф04-1564/2019 по делу № А27-10430/2018. 3 См. Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23 декабря 2015 г. № 173-14) (далее – «Положение ТПП РФ»). 4 См. Федеральный закон от 08 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторго-вой деятельности». 5 https://tpprf.ru/ru/news/otkrytie-goryachey-linii-dlya-predprinimateley-i350961/ Надеемся, предоставленная информация окажется для вас полезной. Если вы или кто-то из ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Коммерческое право, Разрешение споров Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
25 марта 2020
Влияние коронавируса (COVID-19) на исполнение договорных обязательств
Пандемия коронавируса (COVID-2019)1, затронувшая на сегодняшний день более 150 стран и территорий по всему миру, уже оказала и продолжает оказывать существенное влияние на мировую экономику. В таких условиях российский бизнес неизбежно сталкивается, с одной стороны, с необходимостью исполнять эпидемиологические требования и ограничения, введенные российскими и иностранными государственными органами, а, с другой стороны, с проблемами обеспечения исполнения текущих контрактов, в том числе внешнеторговых. В настоящем информационном письме мы постарались затронуть наиболее актуальные вопросы о юридических последствиях пандемии коронавируса для действующих и будущих коммерческих договоров, заключаемых российскими компаниями. 1. Освобождение от исполнения обязательств или от ответственности за его нарушение в связи с эпидемией коронавируса 1.1 Обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ обстоятельства непреодолимой силы – это чрезвычайные и объективно непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, наступление которых исключает ответственность за неисполнение или нарушение обязательства. Для освобождения должника от ответственности за неисполнение обязательств необходимо доказать, что невозможность исполнения соответствующих обязательств была вызвана обстоятельствами непреодолимой силы, то есть в данном случае эпидемией коронавируса и/или принятыми в связи с ее распространением ограничительными мерами. К обстоятельствам непреодолимой силы судебная практика относит эпидемии и пандемии2. Действующее законодательство3 под «эпидемией» понимает инфекционные заболевания, представляющие опасность для окружающих, то есть инфекционные заболевания человека, характеризующиеся тяжелым течением, высоким уровнем смертности и инвалидности, быстрым распространением среди населения. Перечень таких заболеваний утвержден Правительством РФ4, и в данный перечень включена коронавирусная инфекция (2019-nCoV)5. Следует отметить, что в связи с распространением коронавирусной инфекции отдельные субъекты РФ ввели режим повышенной готовности и установили ряд ограничений предпринимательской деятельности. Так, 5 марта 2020 г. Мэром Москвы издан Указ № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» (далее – «Указ № 12-УМ»), которым установлены специальные меры по предотвращению распространения коронавирусной инфекции на территории Москвы, которые включали обязательную самоизоляцию на дому для прибывших из определенных стран, и ряд других ограничений. 14 марта 2020 г. в Указ № 12-УМ были внесены изменения, в соответствии с которыми распространение коронавирусной инфекции (2019-nCoV) признано чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, которое повлекло введение режима повышенной готовности, который, в свою очередь, является обстоятельством непреодолимой силы6. Аналогичное положение содержится в Постановлении Губернатора Московской области от 12 марта 2020 г. № 108-ПГ, которым введен режим повышенной готовности на территории Московской области (в редакции Постановления от 13 марта 2020 г. № 115-ПГ). Указанными нормативными актами в качестве обстоятельства непреодолимой силы названа не сама коронавирусная инфекция, а режим повышенной готовности, введенный органами государственной власти субъектов РФ для предотвращения ее распространения. По состоянию на 19 марта 2020 года режим повышенной готовности введен на территории всех субъектов РФ7. На федеральном уровне режим повышенной готовности не введен, а сама эпидемия коронавируса не названа форс-мажором в отношении всех коммерческих ситуаций. Напротив, согласно подходу судебной практики такой режим определяет только деятельность органов управления и, в отличие от режима чрезвычайной ситуации, форс-мажором, как правило, не признается8. В то же время, в попытке помочь бизнесу выйти из кризисной ситуации федеральные органы государственной власти и негосударственные объединения принимают акты и разъяснения, позволяющие сторонам квалифицировать коронавирусную инфекцию в качестве форс-мажора в определенных обстоятельствах. В частности, на данный момент Минфин РФ и ФАС РФ выпустили разъяснения о признании коронавируса форс-мажорным обстоятельством при выполнении государственных закупок9 (соответствующий акт готовится и на уровне Правительства РФ10), а Торгово-промышленная палата РФ уже выдает свидетельства о форс-мажоре из-за коронавируса при срыве экспортных поставок. Кроме того, Минфин РФ призывает не привлекать к ответственности резидентов, которые не могут обеспечить своевременную репатриацию валютной выручки по причине форс-мажорных обстоятельств, обусловленных, в том числе мерами, принимаемыми правительствами иностранных государств по борьбе с распространением коронавирусной инфекции11, а Минэкономразвития РФ подготовило законопроект, согласно которому правительство получит право вводить мораторий на возбуждение дел о банкротстве организаций при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, а также существенном изменении курса рубля12. Тем не менее, принимая во внимание, что на данный момент российскими органами государственной власти еще не введены карантинные меры в полном объеме, вопрос о возможности эпидемии и текущих ограничений вызвать невозможность исполнения обязательств будет разрешаться судами в каждом конкретном случае. 1.2 Объективная невозможность исполнения обязательства Наступление обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажора) исключает ответственность за нарушение обязательства, но не прекращает его действие. В отличие от форс-мажора, в случае объективной невозможности исполнения, обязательство прекращается автоматически (п.1 ст. 416 ГК РФ и ст. 417 ГК РФ). Невозможность исполнения должна быть вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает13 (к примеру, акт органа государственной власти или местного самоуправления, устанавливающий эпидемиологические ограничения). Невозможность исполнения должна быть фактическая, объективная и окончательная (перманентная)14. Соответственно, акты органов государственной власти и местного самоуправления, принятые для предотвращения распространения коронавирусной инфекции и препятствующие исполнению гражданско-правовых обязательств, могут быть квалифицированы судами в качестве основания для прекращения соответствующих обязательств. 1.3 Существенное изменение обстоятельств В случае, если в связи с распространением коронавирусной инфекции обстоятельства исполнения договора изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях, суд по требованию стороны договора вправе прекратить или изменить условия договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ). Для удовлетворения иска об изменении или расторжении договора стороне необходимо доказать наличие условий, перечисленных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, в частности непреодолимость возникших изменений и нарушение соотношения имущественных интересов сторон в случае дальнейшего исполнения договора в первоначальном виде. Что касается квалификации эпидемий в контексте существенного изменения обстоятельств, то судебная практика немногочисленна15, что однако не препятствует судам применять ст.451 ГК РФ в текущей ситуации распространения коронавирусной инфекции. 2. Договорные инструменты снижения рисков неисполнения обязательств Стремительное распространение коронавирусной инфекции и существенный объем мер, принимаемых на уровне государств по всему миру, объективно вынуждают участников гражданского оборота внимательнее относиться к содержанию заключаемых договоров для обеспечения надлежащего исполнения обязательства и распределения потенциальных рисков, связанных с его неисполнением. Мы рекомендуем использовать следующие договорные конструкции, которые помогают сторонам обеспечить правовую определенность на случай возникновения непредвиденных ситуаций в ходе исполнения договора. 2.1 Условия о форс-мажоре и существенном изменении обстоятельств Следует помнить, что регулирование п.3 ст. 401 ГК РФ и ст. 451 ГК РФ носит диспозитивный характер. Это означает, что стороны вправе как исключить применение указанных институтов к заключенному договору, так и урегулировать их дополнительно своим соглашением (к примеру, предусмотреть сроки для уведомления о наступлении обстоятельств непреодолимой силы или согласовать порядок предоставления доказательств наступления такого обстоятельства). Однако, следует иметь в виду, что отсутствие оговорки о форс-мажоре или существенном изменении обстоятельств в действующем договоре само по себе не свидетельствует о невозможности использования указанных институтов в условиях пандемии коронавирусной инфекции. 2.2 Возмещение имущественных потерь (406.1 ГК РФ) Распространение коронавирусной инфекции приводит к ограничениям авиа и железнодорожного сообщения, торговым ограничениям и запретам, что влечет существенные издержки и потери для одной или для каждой сторон. Такими потерями могут выступать, например, потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу и т.п. Стороны вправе предусмотреть порядок компенсации таких издержек через механизм возмещения имущественных потерь16. В отличие от возмещения убытков по правилам статей 15 и 393 ГК РФ возмещение потерь по правилам статьи 406.1 ГК РФ осуществляется вне зависимости от наличия нарушения обязательства соответствующей стороной и независимо от причинной связи между поведением этой стороны и подлежащими возмещению потерями17. Допустимо как указания в договоре конкретной суммы возмещения имущественных потерь, так и порядка ее определения. 2.3 Отказ от договора Помимо обязательства по возмещению имущественных потерь стороны вправе предусмотреть право на односторонний отказ от исполнения обязательства, также являющийся одним из способов минимизации рисков в связи с последствиями эпидемии коронавируса. В большинстве случаев за отказ от договора может быть установлена плата. 2.4 Одностороннее изменение условий договора В случае если стороны не хотят включать право на односторонний отказ от договора, либо другая сторона не соглашается вступать в договор на подобных условиях, можно предусмотреть право одностороннего изменения условий договора (к примеру, перенос даты оказания услуг или сроков поставки). Таким образом, в настоящее время существует высокий уровень неопределенности в отношении операций по действующим договорам, исполнение которых может оказаться под вопросом или невозможным. Компаниям необходимо очень внимательно следить за развитием ситуации вокруг пандемии, принимаемым нормативными актами в связи с ней и оперативно реагировать на изменяющиеся обстоятельства, в том числе внося изменения в действующие договоры, которые стороны предполагали исполнять в других обстоятельствах, либо своевременно прекращая их. При этом действия сторон в любом случае должны соответствовать принципам разумности и добросовестности. 1 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила, что распространение нового коронавируса (COVID-19) достигло стадии пандемии. 2 Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 03 мая 2012 г. № ВАС-3352/12 по делу № А40-25926/2011-13-230; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06 февраля 2019 г. № Ф09-8477/18 по делу № А76-30210/2016; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27 августа 2019 г. № Ф03-3458/2019 по делу № А04-9007/2018; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01 апреля 2016 г. № Ф05-1154/2016 по делу № А40-97911/15-121-785. 3 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранениАбзац 17 ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». 4 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранениПостановление Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих». 5 Постановление Правительства РФ от 31 января 2020 г. № 66 «О внесении изменения в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих». 6 П. 1.6 Указа Мэра Москвы от 14 марта 2020 г. № 20-УМ «О внесении изменений в Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ». 7 Источник: https://tass.ru/obschestvo/8027563 8 Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2020 по делу № А04-3320/2019. 9 Письмо Минфина России от 19.03.2020 № 24-06-06/21324 «Об осуществлении закупок у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) при введении режима повышенной готовности», https://fas.gov.ru/news/29575. 10 Источник: http://kommersant.ru/doc/428.3265. 11 Источник: ссылка. 12 https://regulation.gov.ru/projects#npa=100548. 13 Ст. 416 Гражданского кодекса РФ (части первой) от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ (далее – «ГК РФ»). 14 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 января 2017 г. по делу № 305-ЭС16-14210, А40-85057/2015. 15 Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 14.08.2015 N Ф10-2685/2015 по делу N А35-8264/2014. 16 Ст. 406.1 ГК РФ. 17 П.15 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств». Надеемся, предоставленная информация окажется для вас полезной. Если вы или кто-то из ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Коммерческое право, Разрешение споров Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
24 марта 2020
Российские суды приостанавливают работу в рамках противодействия распространению коронавирусной инфекции
Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации, Президиума Совета судей Российской Федерации от 18 марта 2020 года №808 (далее – «Постановление») установлен ряд ограничений в части режима функционирования судебной системы Российской Федерации. В частности, на период с 19 марта 2020 г. по 10 апреля 2020 г. нижестоящим судам предписано рассматривать только категории дел безотлагательного характера, приостановить личный прием граждан в судах и рекомендовать подавать документы только через электронные интернет-приемные судов или по почте России. В связи с принятием Постановления на практике возникла неопределенность по ряду вопросов, в том числе о том, какие дела следует относить к делам «безотлагательного характера», и каким образом будет реализовано предписание о приостановлении рассмотрения всех иных дел. С учетом того, что само Постановление не содержит детальной информации о новом порядке работы судов, фактически указанные вопросы решаются на локальном уровне. Например, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области приостанавливает рассмотрение всех дел, за исключением споров по делам о привлечении к административной ответственности. В Арбитражном суде г. Москвы будут рассматриваться только споры с сокращённым 10-дневным сроком рассмотрения. По имеющейся на данный момент информации, в период действия ограничений судебные заседания откладываются на более поздние даты. Вместе с этим, некоторые арбитражные суды и суды общей юрисдикции продолжают работу в штатном режиме с ограничениями в части доступа в здания судов для лиц, не являющихся сторонами по рассматриваемым делам. Таким образом, в отсутствие единообразного подхода для минимизации рисков мы настоятельно рекомендуем: При принятии решения об участии в судебных разбирательствах проверять на сайтах судов и по телефону актуальную информацию о режиме работы, категориях рассматриваемых дел и порядке доступа в конкретный суд. С учетом беспрецедентного характера сложившейся ситуации и отсутствия каких-либо разъяснений относительно влияния принятых мер на течение сроков исковой давности и процессуальных сроков мы также рекомендуем принимать все возможные меры для минимизации связанных с этим рисков, в том числе – в установленные действующим законодательством сроки направлять судебные документы через системы электронного документооборота («Мой Арбитр», ГАС «Правосудие») и по Почте России. Надеемся, предоставленная информация окажется для вас полезной. Если вы или кто-то из ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Разрешение споров Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
19 марта 2020
Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил вопросы, связанные с применением норм международного частного права российскими судами
09 июля 2019 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» (далее также – «Постановление»), в котором закрепил как устоявшиеся подходы в толковании норм международного частного права, выработанные в судебной практике и доктрине, так и новые правовые позиции, которые отвечают современным подходам к международному частному праву. Основные разъяснения Верховного Суда РФ касаются следующих вопросов: Расширение понятия иностранного элемента Верховный Суд РФ указал, что приведенный в п. 1 ст. 1186 ГК РФ перечень иностранных элементов, к которым относятся иностранный субъект и иностранный объект правоотношений, не является закрытым, в частности, иностранным элементом может быть признан влекущий возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения юридический факт, совершенный за пределами России, что направлено на устранение неопределенности в спорах между российскими лицами относительно действий, совершенных за границей. Наличие в правоотношениях иностранного элемента позволяет сторонам, например, согласовать иное (не российское) право, применимое к договору. Определение понятия тесной связи правоотношения и права государства По общему правилу, если определить право, подлежащее применению, невозможно, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано. В этой связи Верховный Суд РФ привел критерии тесной связи, к которым отнес (1) территориальную связь элементов правоотношения с правом государства (в том числе место жительства / регистрации сторон, место нахождения объекта правоотношений, место исполнения обязательства), а также (2) возможность наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и отдельных институтов (например, принцип добросовестности), что направлено на повышение эффективности судопроизводства и обеспечения интересов сторон. Применение сверхимперативных норм В соответствии с действующим законодательством суд обязан применять императивные нормы российского права, которые имеют особое значение для обеспечения прав и интересов сторон, вне зависимости от выбранного сторонами права (нормы непосредственного применения, сверхимперативные нормы). Верховный Суд РФ разъяснил, что к таким нормам относятся не любые императивные нормы, а только те, которые имеют основной целью защиту публичного интереса, связанного с основами построения экономической, политической или правовой системы государства (например, запрет в некоторых случаях приобретения иностранными лицами земельных участков в России). В Постановлении Верховный Суд РФ также установил пределы применения сверхимперативных норм иностранного права, указав, что такие нормы могут применяться, только если их назначение и характер совместимы с основами правопорядка России, не затрагивают суверенитет или безопасность России и не нарушают конституционные права и свободы российских лиц. Право, применимое к основаниям недействительности сделки По общему правилу, договорный статут регулирует в том числе последствия недействительности договора независимо от основания, по которому договор признан недействительным (пп. 6 п. 1 ст. 1215 ГК РФ). При этом в Постановлении Верховный Суд РФ указал, что к различным группам оснований недействительности сделок применяются различные коллизионные нормы (например, к основаниям недействительности, связанным с нарушением формы сделки, применяется право, подлежащее применению к форме сделке). Однако при оспаривании действительности договора по основанию, связанному с несоответствием воли и волеизъявления сторон сделки, к такому основанию применяется право, выбранное сторонами в соглашении, а при его отсутствии – общие коллизионные нормы. Выбор применимого права сторонами Верховный Суд РФ закрепил возможность сторон выбрать в качестве применимого права документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств (например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Европейские принципы договорного права, Модельные правила европейского частного права и др.), не являющиеся законами, именно как основные нормы применимого права, а не как нормы, применяемые субсидиарно. Кроме того, Верховный Суд РФ подтвердил возможность выбора нейтрального, т.е. не связанного со сторонами и предметом договора права, а также применения различного права для отдельных частей одного договора (в таком случае применение различного права не должно порождать непреодолимые противоречия и влечь недействительность договора полностью или в части, в противном случае соглашение о праве признается неисполнимым и применимое к договору право определяется на основании общих норм). Возможность отступления от коллизионных норм Верховный Суд РФ фактически разделил коллизионные нормы, установленные ГК РФ, на императивные, т.е. обязательные к применению, и диспозитивные, от применения которых можно отступить. В частности, Верховный Суд РФ подтвердил возможность отступления от коллизионных норм, определяющих применимое к договору право (п. 1 – 8 ст. 1211 ГК РФ), если суд признает, что договор более тесно связан с правом другой страны. Кроме того, Верховный Суд РФ указал на возможность признать стороной, осуществляющей характерное исполнение договора купли-продажи, покупателя, в случае если он принимает на себя существенные обязательства (например, обеспечение рекламы приобретаемого товара). Одновременно Верховный Суд РФ указал, что отступление от некоторых коллизионных норм недопустимо (например, от коллизионной нормы, определяющей применимое право в отношении недвижимого имущества). Критерии наличия соглашения сторон о применимом праве Верховный Суд РФ выделил критерии наличия подразумеваемого соглашения сторон о применимом праве, к которым отнес: (1) ссылку в тексте договора на отдельные гражданско-правовые нормы, (2) ссылку сторон на одно и то же применимое право при обосновании своих требований (например, в процессуальных документах), а также (3) наличие соглашения о применимом праве в одном из нескольких тесно связанных договоров, заключенных между одними и теми же сторонами. При этом Верховный Суд РФ указал, что выбор сторонами места арбитража сам по себе не означает выбора сторонами в качестве права, применимого к договору, права места проведения арбитража. Возможность заключения альтернативного соглашения о применимом праве Верховный Суд РФ подтвердил возможность поставить выбор применимого права в зависимость от выбора стороны, являющейся истцом в споре, или определить применимым право стороны, являющейся истцом или ответчиком (альтернативное (условное) соглашение о применимом праве). В этой связи Верховный Суд РФ указал, что в таком случае применимое право фиксируется в момент предъявления первого иска и не может быть изменено в дальнейшем. Одновременно Верховный Суд РФ разъяснил, что такое альтернативное соглашение должно носить симметричный характер, т.е. не может зависеть от воли только одной стороны. Нарушение указанного правила влечет недействительность соглашения о праве. На наш взгляд, принятое Постановление является важным для правоприменительной практики, поскольку в нем Верховный Суд РФ изложил несколько новых подходов в понимании международного частного права, которые могут быть актуальны в том числе при разрешении споров в российских судах. Надеемся, предоставленная информация окажется для Вас полезной. Если Вы или кто-то из Ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Разрешение споров Примечание: Обращаем Ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
08 августа 2019
Венский международный арбитражный центр получил право администрировать споры в России
18 июня 2019 г. Совет по совершенствованию третейского разбирательства при Министерстве юстиции РФ разрешил Венскому международному арбитражному центру (Vienna International Arbitral Centre; VIAC) администрировать арбитражные (третейские) споры. По словам генерального секретаря VIAC г-жи Элис Фремус-Вольф, в среднем в год в арбитражное учреждение поступает 60-70 дел, среди которых 5-7 с участием российских сторон. Центр включен в «белый список» Global Arbitration Review, рекомендуется Международной ассоциацией юристов, к его услугам прибегают стороны из 50 государств мира (свыше 70% из них приходится на европейские страны). До 08 июля 2019 г. Министерство юстиции РФ должно включить его в перечень иностранных арбитражных учреждений, признаваемых постоянно действующими арбитражными учреждениями (далее – «ПДАУ»). VIAC стал вторым иностранным арбитражным учреждением после Гонконгского международного арбитражного центра, получившим статус ПДАУ в апреле этого года. При этом на данный момент у VIAC отсутствует обособленное подразделение на территории России, что ограничивает компетенцию учреждения по рассмотрению внутренних и отдельных категорий корпоративных споров. Напомним, что в результате арбитражной реформы в России решения иностранных арбитражных учреждений, не включенных в указанный перечень, признаются вынесенными в порядке ad hoc, что устанавливает ряд особенностей в сравнении с решениями ПДАУ. Получение VIAC статуса ПДАУ способствует дальнейшему развитию международного коммерческого арбитража в России и повышению его привлекательности как альтернативного способа разрешения споров. Надеемся, предоставленная информация окажется для Вас полезной. Если Вы или кто-то из Ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Разрешение споров, Корпоративное право, Слияния и поглощения Примечание: Обращаем Ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
20 июня 2019
Гонконгский арбитражный центр получил право администрировать споры в России
04 апреля 2019 г. Совет по совершенствованию третейского разбирательства при Министерстве юстиции РФ разрешил Гонконгскому арбитражному центру (HongKongInternationalArbitrationCentre) администрировать арбитражные (третейские) споры. До 25 апреля 2019 г. Министерство юстиции РФ должно включить его в перечень иностранных арбитражных учреждений, признаваемых постоянно действующими арбитражными учреждениями (далее –«ПДАУ»). Напомним, что в результате арбитражной реформы в России решения иностранных арбитражных учреждений, не включенных в указанный перечень, признаются вынесенными в порядке adhoc, что устанавливает ряд ограничений в сравнении с решениями ПДАУ. Новый статус Гонконгского центра, как единственного иностранного учреждения, имеющего право администрировать споры с местом арбитража в России, дает ему несколько существенных преимуществ. Во-первых, Гонконгский арбитражный центр получил право администрировать следующие российские корпоративные споры: (A) споры, связанные с принадлежностью акций, долей в российских хозяйственных обществах, в том числе споры, вытекающие из договоров купли-продажи акций и долей; (B) споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпора-тивных договоров. Обращаем Ваше внимание на то, что у Гонконгского арбитражного центра отсутствуют специальные правила арбитража корпоративных споров. В связи с этим и ввиду наличия противоречий в положениях российского про-цессуального законодательства мы не можем исключать риска возникновения проблем при разрешении споров, указанных в п. (B), Гонконгским центром. Также отсутствие правил разрешения корпоративных споров означает, что у Гонконгского центра отсутствует компетенция разрешать иные корпоративные споры. Вторым преимуществом нового статуса Гонконгского центра является окончательность его решений при условии прямого указания на это в тексте арбитражной оговорки. Более того, статус постоянно действующего учреждения позволяет сторонам арбитражного разбирательства обращаться в государственный суд за содействием в получении доказательств, а также договариваться об ограничении вмешательства государственного суда в процесс арбитражного (третейского) разбирательства, в частности, в вопросах, связанных с назначением или отводом арбитров. Между тем, стоит отметить, что ввиду отсутствия у Гонконгского центра обособленного подразделения на территории России, он по-прежнему не может администрировать внутренние споры между российскими сторонами с местом арбитража в России. Также сохраняются ограничения по возможности разрешения путем арбитража споров, которые признаны процессуальным законодательством РФ полностью неарбитрабельными, в частности споров в отношении российских стратегических хозяйственных обществ. Решение Совета по совершенствованию третейского разбирательства является важным этапом в развитии и повышении привлекательности арбитража в России. Мы не исключаем, что одобрение заявки Гонконгского центра станет стимулом для обращения иных признанных иностранных арбитражных учреждений за получением разрешения на администрирование споров с местом арбитража в России. Надеемся, предоставленная информация окажется для Вас полезной. Если Вы или кто-то из Ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Разрешение споров, Корпоративное право, Слияния и поглощения Примечание: Обращаем Ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
12 апреля 2019
Уголовно-правовые риски инвестиционной деятельности в РФ
В связи с широким общественным резонансом уголовного преследования ряда субъектов инвестиционной деятельности по делам о мошенничестве, хотим разъяснить положения уголовного законодательства РФ, которые следует учитывать в работе при осуществлении инвестиционной деятельности в России. К сожалению, в российской практике под мошенничеством, совершенном путем обмана или злоупотребления доверием, понимается широкий и недостаточно определенный перечень деяний, что даёт недобросовестным участникам экономических отношений возможность интерпретировать действия другой стороны как мошеннические и обращаться с соответствующими заявлениями о преступлении в правоохранительные органы. Наибольшую практическую сложность по таким заявлениям представляет отграничение преступлений от хозяйственных споров, а также конкуренция мошенничества со смежными составами, - причинением имущественного ущерба путём обмана или зло-употребления доверием (ст. 165 УК РФ) и присвоением или растратой (ст. 160 УК РФ). Несмотря на наличие четкого критерия для отграничения мошенничества – возникновение умысла на хищение до получения виновным чужого имущества или права на него, сложность доказывания психических процессов зачастую влечёт к признанию неисполнения обязательства «по умолчанию» заведомо умышленным. Риск привлечения уголовной ответственности могут представлять задолженности по кредитам (дело «Юлмарт»); споры о надлежащем исполнении обязательств (дело о строительстве стадиона в Калининграде); споры о равноценности отступного и пре-кратившегося обязательства (дело «BV»), а также финансирование через технические компании (уголовные дела ряда банков). Для снижения вероятности необоснованного привлечения к уголовной ответственности рекомендуем: (A) осуществлять превентивный сбор документов, обосновывающих правомерность рисковых управленческих решений (решения советов директоров, иные корпоративные документы, подтверждающие цель принятия соответствующих решений). (B) производить независимую оценку приобретаемых и продаваемых активов от высококлассных оценщиков с ее подтверждением такой оценки заключением саморегулируемой организации оценщиков. (C) оптимизировать комплаенс-процедуры компании и процедуры принятия управленческих решений, в том числе распределить за различными сотрудниками обязанности поиска контрагентов, исполнения проекта, учета и контроля, диверсифицировать ответственных лиц за принятие решений. (D) в каждом случае нарушения установленных процедур проводить внутреннее расследование и принимать меры дисциплинарного характера в отношении нарушителей. (E) при совершении наиболее рискованных сделок получать заключение специа-листов в сфере уголовного права относительно возможных рисков совершения сделок и рекомендаций по их устранению. Надеемся, предоставленная информация окажется для Вас полезной. Если Вы или кто-то из Ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Уголовное право, комплаенс и расследования Примечание: Обращаем Ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
25 февраля 2019
Уголовная ответственность за нарушения требований охраны труда и правил безопасности
Обращаем Ваше внимание на разъяснения Пленума Верховного суда РФ по делам о нарушениях требований охраны труда и правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов. Основные выводы: Уголовный закон охраняет жизнь и здоровье любых лиц - как работников предприятия, так и лиц, с которыми трудовой договор не заключался, но они приступили к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя. Несчастный случай с лицом, которое выполняло работы на основании гражданско-правового договора, исключает уголовную ответственность заказчика соответствующих работ или услуг. По общему правилу, ответственными за несчастный случай на производстве являются руководители организаций, их заместители, а также лица, на которых в силу их служебного положения либо по специальному распоряжению возложены обязанности по обеспечению соблюдения требований охраны труда. К ответственности могут быть привлечены представители сторонних организаций, оказывающих услуги в области охраны труда, либо специалисты, привлекаемые на основании гражданско-правового договора, если на них возложены обязанности обеспечить соблюдение требований охраны труда. Уголовная ответственность за нарушение правил техники безопасности, а также требований промышленной безопасности наступает при наличии обязательных условий: 1) причинная связь между нарушением и наступившими последствиями и 2) нарушение конкретной нормы либо правила, в том числе локального нормативного акта. Результаты расследования несчастного случая, проведённого должностными лицами контролирующих органов, не предопределяют вывод о составе преступления, но могут исследоваться наряду с иными доказательствами. Источник позиции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 41 от 29.11.2018 «О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов». Рекомендации: Провести корректировку локальных актов для точного определения лиц, обязанных обеспечивать требования безопасности. Исключить из локальных актов и договоров размытые формулировки сфер ответственности и дублирование ответственности. Рассмотреть вопрос об исключении случаев привлечения к исполнению трудовых обязанностей лиц, с которыми не заключены трудовые договоры. Надеемся, предоставленная информация окажется для Вас полезной. Если Вы или кто-то из Ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы. Практики: Уголовное право, комплаенс и расследования Примечание: Обращаем Ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.
25 декабря 2018
The Legal 500 Europe, Middle East&Africa 2020 рекомендует Магомеда Гасанова в области Разрешения споров: Litigation/ Arbitration and meditation, Реструктуризации и банкротства и White-collar crime.
Best Lawyers 2020 рекомендует Магомеда Гасанова в области Разрешения споров.
Для улучшения работы сайта, а также и в некоторых иных целях, описанных в Политике конфиденциальности, мы используем файлы cookies. Проставляя отметку, Вы соглашаетесь на использование файлов cookies. В противном случае мы будем использовать только технические файлы cookies, которые необходимы для правильного функционирования сайта.
Принять